В Красноярске немедицинские работники ковид-госпиталя не получают стимулирующие выплаты | НГС24 — новости Красноярска

«заплатите за covid!»

26 сентября межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие» объявил акцию «Заплатите за COVID!».

Как рассказал «Известиям» глава профсоюза Андрей Коновал, врачи из 30 городов подали заявки на участие в согласованных пикетах. Медики уже вышли на согласованные пикеты во Владимире, Глазове (Удмуртия), Магнитогорске. 4 октября пикет прошел в Сочи и Можге.

— 5 октября мы направляем нашу резолюцию президенту, в Минздрав, правительство, Генпрокуратуру, — рассказал «Известиям» Андрей Коновал.

Напомним, что вопросы надбавок врачам и медицинским работникам регулируются постановлениями правительства № 415 и № 484. В первом документе прописаны выплаты, положенные медикам за оказание помощи гражданам с диагностированной коронавирусной инфекцией, а также лицам из группы риска.

В профсоюзе «Действие» считают необходимым четко определить категорию пациентов из «групп риска заражения коронавирусной инфекцией», включив в нее как минимум случаи подозрения на COVID-19. Их во многих больницах при распределении надбавок предпочитают игнорировать, говорится в резолюции профсоюза.

Путаницу в вопрос ковидных выплат внесли и майские письма Минздрава в регионы, считают в «Действии». Они вообще исключили фактор работы с пациентами из «групп риска заражения коронавирусной инфекцией» как основание для выплаты медику. Между тем подавляющая часть сотрудников скорой помощи, первичного (амбулаторного) звена, обычных («нековидных») стационаров в своей ежедневной работе оказывают помощь группам риска.

Проблема есть еще с тем, что по 484-му постановлению надбавки должны получить только сотрудники перепрофилированных под COVID-19 подразделений. При этом многие региональные власти не включают свои медучреждения в список перепрофилированных.

— Например, в Можге скорая помощь не считается перепрофилированной. Соответственно, врачам по 484-му постановлению не платят вообще, а по 415-му постановлению платят только за лабораторно подтвержденный ковид. При этом в Москве, например, не выделяют отдельный статус бригады — все врачи скорой помощи считаются спецбригадами, — рассказал Андрей Коновал.

Амурский «вальс»

В прокуратуре Амурской области «Известиям» рассказали, что на 11 сентября во временную приемную ведомства «по вопросам соблюдения законодательства при осуществлении мероприятий, связанных с предотвращением распространения коронавирусной инфекции» поступило 205 обращений. Существенную долю жалоб занимают сообщения медиков об отказах в выплатах премий.

Среди нарушений также есть факты снижения зарплат из-за перепрофилирования работы учреждений здравоохранения, уменьшения нагрузки на врачей, работа которых непосредственно не связана с коронавирусной инфекцией, и, как следствие, снижения размера стимулирующих выплат.

Всего по результатам проверок органами прокуратуры области были установлены факты невыплаты или неполной выплаты стимулирующих надбавок, предусмотренных постановлениями правительства РФ № 415 и № 484, 358 работникам. Их общая сумма — 14 млн 693 тыс. рублей.

Для устранения нарушений территориальные прокуроры вынесли руководителям медорганизаций 28 представлений (22 из них рассмотрены и удовлетворены, еще шесть — на рассмотрении), один протест (удовлетворен), а также три постановления о возбуждении дел об административных правонарушениях по ст. 5.27 КоАП РФ (по ним назначены наказания в виде административных штрафов на сумму 57 тыс. рублей).

Взгляд эксперта

Я адресовала насущные вопросы профессору юридического факультета Бакинского государственного университета и Азербайджанского медицинского университета, приглашенному профессору, Harvard Medical School, Бостон, США, д. м. н., юристу Вугару Курбан оглы Мамедову.

Рассказывая об опыте реализации аналогичной программы по поддержке медицинских работников в Республике Азербайджан, Вугар Мамедов обратил внимание на схожие пробелы в законодательстве, связанные с ассигнованиями в адрес врачей, работающих с пациентами с COVID-19, и фактической реализацией мер господдержки.

В частности, в начале марта 2020 г. президент Республики Азербайджан издал указ о материальной мотивации медработников, работающих с пациентами, инфицированными COVID-19, предусматривающий повышение зарплаты последних в 3–5 раз с дифференциацией этого «коридора» для разных категорий медработников (сотрудников приемного отделения, реанимации, скорой помощи и пр.).

Впоследствии у некоторых медработников возникла проблема неполноты выплат, предусмотренных в пакете объявленных президентом мер, в связи с чем они обратились в уполномоченные органы с заявлениями о разъяснении и требованиями выплат в полном объеме. Ряд медработников столкнулись также с бюрократией.

Чиновники поясняли – вразрез с содержанием вполне детально проработанного указа президента, – что состоявшиеся выплаты соответствуют тем или иным стандартам, наблюдалось отсутствие фактической прозрачной картины шкалы начислений конкретным категориям.

По мнению Вугара Мамедова, существуют два пути, по которым можно двигаться дальше. Первый – осознать политические мотивы принятия мер господдержки медицинским работникам, повысить авторитет медицины, развивать политическое уважение руководства страны к данной профессии и медработникам, бросившимся на борьбу с пандемией и подставившим под угрозу жизнь и здоровье их самих, а также их семей. Они как никто осознают все риски и возможные последствия участия в этой борьбе.


Второй путь – обслуживание интересов «бюрократической машины», позволяющее экономить бюджетные средства, балансируя между другими интересами и задачами государства.

«Мой выбор очевиден – конечно, повышение авторитета как медицины, так и медработников. Именно их знания, их труд сейчас определяют векторы дальнейшего развития государств. От их знаний, усилий, оснащенности медучреждений необходимыми аппаратами и лекарствами зависят масштабы человеческих жертв, срок окончания пандемии. Пандемия остро проявила наиболее важные направления, требующие чуткого государственного внимания, поддержки, ассигнований, развития этой сферы. Для пандемии нет барьера в виде должности, материального статуса, каждый может попасть в ее жернова, стать мишенью для вируса. Полагаю, руководителями стран будут сделаны правильные выводы и приняты соответствующие решения».

Что касается вопроса об увязке соответствующих выплат с результатами лабораторных исследований, на сегодняшний день ситуация с тест-системами, по мнению ученого, зыбкая. Вугар Мамедов пояснил, что в диагностике посредством тест-систем существует такая неопределенность, что полагаться исключительно на эти результаты и ставить постановку диагноза и выплаты в зависимость только от данных, полученных посредством тест-систем, было бы неправильным.

Во главе угла, полагает он, должны быть жизнь и здоровье врачей и иных медработников, находящихся на линии фронта борьбы с COVID-19. Какой бы ущерб для здоровья ни получили врачи, им, безусловно, должны быть достойно компенсированы как труд, так и ущерб здоровью.

Относительно необходимости создания врачебных комиссий для постановки диагноза пациенту с не подтвержденными лабораторными исследованиями результатами, но с объективной картиной течения заболевания ученый полагает, что достаточно постановки диагноза лечащим врачом при наличии иных, помимо лабораторных исследований, объективных данных.

Вугар Мамедов отметил, что протоколы и стандарты ВОЗ представляются недостаточно достоверными, поскольку позиция этой организации часто меняется. И добавил, что истинную статистику знают только врачи-практики, и именно они должны вносить рекомендации по диагностике, лечению, предупреждению осложнений от COVID-19 в методические рекомендации Минздрава.

Ученый выразил позицию, что авторитет ВОЗ в последние годы значительно упал как в его глазах, так и в глазах многих уважаемых экспертов. Со времен эпидемии птичьего гриппа по настоящее время отношение ученого к ВОЗ стало весьма скептическим, поскольку он наблюдает потерю ВОЗ главенствующей роли в политике здравоохранения и передачу ее транснациональным фармацевтическим компаниям, бизнес-группам и иным инвесторам.

«Я верю, что врачи, работающие с пациентами, инфицированными COVID-19, получающие колоссальную вирусную нагрузку, имеют право на адекватные их труду и риску меры господдержки. И если врач в ходе лечения пациента заболевает, у него присутствует вся симптоматика данной вирусной инфекции, и только лабораторные результаты ложноотрицательны или отрицательны, то и не стоит на них ориентироваться. Должно презюмироваться, что врач инфицирован коронавирусной инфекцией. Другой логики тут быть не может. Вирулентность COVID-19 очень высока, и чем еще может заразиться врач, у которого пневмония после непосредственного контакта с инфицированными COVID-19 пациентами?»

Отвечая на вопрос о мерах господдержки и дополнительных выплатах медицинским работникам поликлиник, Вугар Мамедов согласился, что, если подобные гарантии четко не закреплены в нормативных правовых актах, это законодательный пробел, поэтому возникающие уже сегодня казусы необходимо решать безотлагательно:

«Условно, если врач из поликлиники в ходе выполнения трудовых обязанностей заразился и умер от коронавирусной инфекции, необходима судебно-медицинская экспертиза с рамочными сроками выполнения. Так, при негативном результате лабораторных исследований и при присутствии клинической манифестации болезни, если экспертиза докажет, что врач умер от COVID-19 и (или) его осложнений, то родственники умершего будут иметь возможность и право обращаться за компенсацией».

Владимирский аврал

Санкционированный пикет во Владимире пока не имел своего результата. Один из сотрудников среди медперсонала стационара неврологического профиля ГБУЗ ВО «Городская больница № 4» пожаловался «Известиям» на то, что в августе и сентябре им прекратили платить надбавки по постановлению № 415. При этом с апреля по июль выплаты врачи получали.

Предлагаем ознакомиться  Коллектор: что это такое, определение, кто это такие, чем занимаются - Про займ

— Теперь, по мнению нашего руководства, наши пациенты больше не находятся в группе риска. На самом деле мы не знаем, есть ли у наших пациентов коронавирус, так как у них не берут анализы. Все медики имеют большой риск заражения, так как рядом располагается обсервация для больных с подозрением на ОРВИ, пневмонию или COVID-19 (между отделениями общие коридор, туалет, санитарная комната), — рассказал источник в больнице.

При этом сотрудники приемного покоя, врачи и старшие сестры получают выплаты по 415-му постановлению — за риск заражения.

— Помимо этого руководство нашей больницы и начальство нашего неврологического корпуса платят деньги только тем сменам, в которые лежал больной с подтвержденным COVID-19. Складывается такая ситуация, что мы приходим принимать смену, а предыдущая, которая контактировала непосредственно с такими пациентами, тесно контактирует с нами, — добавил источник.

По его словам, после пикета началось давление руководства больницы на персонал — людей, утверждает собеседник редакции, вынуждают подать заявление на увольнение.

Главный вопрос — как рассчитывается новая выплата

Напомним, что в соответствии с ПП РФ № 415 размер стимулирующей выплаты определялся как определенный % от среднемесячного дохода от трудовой деятельности специалиста, работающего с COVID-19 в соответствующем субъекте РФ за 9 месяцев 2021 года по данным Росстата и зависел от фактически отработанного времени (например, для врача скорой помощи — 80 % от такого среднемесячного дохода.

При этом в актах субъектов РФ можно было увидеть уже конкретные суммы). А в ПП РФ № 484 были установлены фиксированные суммы выплат, которые не зависели от количества отработанных смен (например, 50 000 руб. в месяц для врачей скорой помощи).

Размер же новой специальной социальной выплаты по ПП РФ № 1762 будет определяться исходя из количества фактически отработанных нормативных смен(размеры выплат за 1 нормативную смену для разных категорий работников установлены в п. 2 ПП РФ № 1762. Например, для врача, оказывающего скорую медпомощь, выплата за 1 нормативную смену составляет 2 430 руб.).

Однако формулировки постановления дали почву для целого ряда вопросов: что именно законодатель понимает под такой нормативной сменой, как должно определяться фактическое количество отработанных нормативных смен и, соответственно, как на практике будет рассчитываться итоговый размер выплаты за месяц.

Кому положена новая выплата и в каких размерах

В соответствии с ПП РФ № 1762 специальная социальная выплата должна производиться следующим медицинским и иным работникам медицинских и иных организаций (их структурных подразделений) (за исключением организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, в которых федеральными законами предусмотрена военная или приравненная к ней служба) за нормативную смену:

Работники Размер выплаты за одну нормативную смену
Оказывающие медпомощь (участвующие в оказании, обеспечивающие оказание медпомощи) по диагностике и лечению COVID-19 в соответствии с установленным Минздравом РФ Временным порядком организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), утв. Приказом Минздрава РФ от 19.03.2020 № 198н:
Врачи, оказывающие скорую медицинскую помощь 2 430 рублей
Средний медицинский персонал, участвующий в оказании скорой медицинской помощи 1 215 рублей
Младший медицинский персонал, обеспечивающий оказание скорой медицинской помощи, выездных бригад скорой медицинской помощи 950 рублей
Фельдшеры (медицинские сестры) по приему вызовов скорой медицинской помощи и передаче их выездным бригадам скорой медицинской помощи 600 рублей
Врачи и медицинские работники с высшим (немедицинским) образованием, оказывающие специализированную медицинскую помощь в стационарных условиях 3 880 рублей
Средний медицинский персонал, участвующий в оказании медицинской помощи в стационарных условиях 2 430 рублей
Младший медицинский персонал, обеспечивающий оказание специализированной медицинской помощи в стационарных условиях 1 215 рублей
Врачи и медицинские работники с высшим (немедицинским) образованием, оказывающие первичную медико-санитарную помощь 2 430 рублей
Средний медицинский персонал, участвующий в оказании первичной медико-санитарной помощи 1 215 рублей
Младший медицинский персонал, обеспечивающий оказание первичной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях 600 рублей
Врачи и медицинские работники с высшим (немедицинским) образованием патологоанатомических бюро и отделений медицинских организаций, проводящих (обеспечивающих проведение) патологоанатомические исследования, связанные с COVID-19 3 880 рублей
Средний медицинский персонал патологоанатомических бюро и отделений медицинских организаций, проводящих (обеспечивающих проведение) патологоанатомические исследования, связанные с COVID-19 2 430 рублей
Младший медицинский персонал патологоанатомических бюро и отделений медицинских организаций, проводящих (обеспечивающих проведение) патологоанатомические исследования, связанные с COVID-19 1 215 рублей
Водители машин выездных бригад скорой медицинской помощи, в т.ч. занятые в организациях, предоставляющих транспортные услуги, при осуществлении медицинской эвакуации пациентов с COVID-19 1 215 рублей
Члены летных экипажей воздушных судов санитарной авиации, в том числе занятые в организациях, предоставляющих транспортные услуги, при осуществлении медицинской эвакуации пациентов с COVID-19 1 215 рублей
Медицинские работники, не оказывающие медицинскую помощь по диагностике и лечению COVID-19, но контактирующие с пациентами с установленным диагнозом COVID-19 при выполнении должностных обязанностей:
Врачи и медицинские работники с высшим (немедицинским) образованием 2 430 рублей
Средний медицинский персонал 1 215 рублей
Младший медицинский персонал 600 рублей

Следует обратить внимание на то, что указанные категории работников по большей части совпадают с работниками, которым были предусмотрены выплаты на основании действовавшего ранее ПП РФ № 415(напомним, что в ПП РФ № 484 фиксированные выплаты были предусмотрены для врачей, среднего и младшего медперсонала, оказывающих скорую и специализированную стационарную медпомощь гражданам, у которых выявлен COVID-19).

При этом, в ПП РФ № 1762 предусмотрены и новые категории работников, а именно:

  • медработники патологоанатомических бюро и отделений, проводящих патологоанатомические исследования, связанные с COVID-19;
  • медработники, не оказывающие медицинскую помощь по диагностике и лечению COVID-19, но контактирующие с пациентами с установленным диагнозом COVID-19 при выполнении должностных обязанностей*.

*В ПП РФ № 415 не предусматривало необходимости осуществлять выплаты медработникам, контактирующим с пациентами с COVID-19. Однако Минздрав РФ в своих письмах № 16-3/И/2-5951 от 06.05.2020 и № 16-3/И/1-6965 от 21.05.2020 указал, что таким медработникам выплаты полагаются, если их работа связана с биоматериалом, зараженным COVID-19, в т.ч. врачам-рентгенологам; врачам-патологоанатомам; врачам-эпидемиологам; помощникам врачей-эпидемиологов; медицинским работникам клинико-диагностических лабораторий; среднему медицинскому персоналу, работающий с указанными выше врачами-специалистами.

Отметим, что в ПП РФ № 1762 не уточнено, какие именно медработники могут относиться к числу контактирующих с пациентами с COVID-19 при выполнении должностных обязанностей и, соответственно, иметь право на выплаты. Полагаем, что, Минздрав РФ к таковым, как и ранее, будет относить тех специалистов, работа которых связана с биоматериалом, зараженным COVID-19.

Персонал ковид-госпиталя при 20-й больнице пожаловался на отсутствие стимулирующих выплат

Сотрудники рассказали, что заразились ковидом на работе

Сотрудники рассказали, что заразились ковидом на работе

Бывшие младшие медицинские работники 20-й больницы пожаловались депутату от ЛДПР Олегу Панченко на то, что их перевели в разряд немедицинского медперсонала и перестали платить «ковидные» выплаты, хотя они работают в инфекционном госпитале.

Судя по письму, это коллективная жалоба сотрудников, которые раньше числились в штате как «сестра-хозяйка», «раздатчица», «санитарка», но их перевели на должности «кастелянша», «буфетчица» и «уборщица».

— Выплаты никакие нам не положены, только медработникам, хотя мы также осуществляем уход и контакт за людьми с COVID-19. Большинство персонала из категории «прочее» переболело коронавирусом, никаких страховых нам также не положено, хотя заражение произошло на рабочем месте, — говорится в тексте письма.

По праву медика

За весь период пандемии в субъектах России медработникам после вмешательства прокуроров был перечислен 1 млрд 731 млн рублей выплат стимулирующего характера за работу в условиях распространения COVID-19, рассказали «Известиям» в Генпрокуратуре России.

Среди муниципалитетов, которые эпидемии расплатились с врачами лишь при содействии прокуроров, — Великий Новгород (339 сотрудникам ГОБУЗ «Центральная городская клиническая больница» начислили 7,9 млн рублей), Великие Луки в Псковской области (выплачено 630 тыс. рублей сотрудникам ГБУЗ «Великолукская детская городская больница») и Красноярск (774 сотрудника Краевой клинической больницы получили 27,8 млн рублей).

Кроме того, из ответа Генпрокуратуры «Известиям» следует, что в Амурской области 109 сотрудникам городской поликлиники № 4, Белогорской больницы и Зейской больницы удалось добиться выплат надбавок на общую сумму 6,5 млн рублей, а 225 медработников в Саратовской городской клинической больнице № 5 получили 7,4 млн рублей.

Предлагаем ознакомиться  Приказ МЧС РФ от 28 мая 2012 г. № 292 «Об утверждении форм документов, используемых Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в процессе лицензирования в соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» (не вступил в силу)

Прокуроры в Карелии и Чувашии вернули врачам Моргаушеской ЦРБ (Карелия) и межрайонной больницы № 1 (Чувашия) НДФЛ, незаконно удержанный с выплат стимулирующего характера.

В Пермском крае региональное правительство дополнительно выделило 195 млн рублей на надбавки медработникам по выплатам, которые ранее не производились.

В Минздраве не ответили на запрос «Известий».

Пробелы в законодательстве. так ли все очевидно?

Во-первых, в Указе Президента РФ № 313, постановлениях Правительства РФ № 415 и 484, а также локальных нормативных актах субъектов РФ идет речь о специальной доплате медработникам, работающим с зараженными коронавирусом. Вместе с тем нет разъяснения дефиниции «работающие с коронавирусом».

Не дифференцирован статус медработников всех звеньев и иных сотрудников, работающих, в частности, в поликлиниках – лечебно-профилактических учреждениях, предназначенных для оказания внебольничной медицинской помощи населению и проведения комплекса профилактических мероприятий, направленных на снижение заболеваемости.

Отнесены ли медработники и иные сотрудники поликлиник (врачи всех специальностей, медсестры, младший медперсонал, медрегистраторы, а также водители, выезжающие с врачами на вызовы, водители скорой помощи коммерческих медорганизаций) к категории работающих с коронавирусом?

Поликлиники продолжают функционировать в штатном режиме, врачи всех специальностей принимают пациентов, контактируют с большим числом людей. Как заявляют представители Роспотребнадзора, большинство инфицированных COVID-19 имеют бессимптомную форму заболевания.

Соответственно, медработники подвергают риску свои здоровье и жизнь, так как могут контактировать с такими пациентами и заразиться. Фактически именно сотрудники поликлиник – терапевты, педиатры, фельдшеры, лор-врачи, рентгенологи, врачи паллиативной помощи и средний медперсонал – общаются в том числе с пациентами с подозрением на COVID-19 либо с уже установленным диагнозом, но лечащимися амбулаторно.

Отмечу, что мазок на наличие инфекции – это не экспресс-тест, результат сообщается лабораториями по истечении не менее 5–7 дней. При этом пациенты не всегда обращаются сразу в скорую помощь: как правило, сначала они приходят в поликлинику к участковым врачам и не всегда по объективным или субъективным причинам могут быть госпитализированы (например, парализованные пациенты).

Помимо прочего врачи, средний медперсонал поликлиник, в отличие от медперсонала стационаров, не носят специализированные средства индивидуальной защиты (респираторы, комбинезоны, очки, экраны для лица) постоянно, а надевают их только в случае осмотра пациентов с подозрительной клиникой (температура, кашель и пр.).

При этом указанные средства защиты (в поликлиниках они, как правило, многоразовые) предоставляют только терапевтам и педиатрам. Таким образом, сотрудники поликлиник подвержены риску даже большему, чем коллеги, работающие в стационарах. Однако вопрос о выплатах в их адрес в перечисленных нормативных правовых актах весьма размыт.

Во-вторых, не учтены врачи-рентгенологи и операторы компьютерной томографии (средний медперсонал) коммерческих медучреждений, куда чаще всего для проведения томографии обращаются пациенты, не находящиеся в стационаре, а лечащиеся амбулаторно.

Указанные категории медиков также рискуют здоровьем и жизнью, при этом они не включены в категорию лиц, имеющих право на дополнительные выплаты за особые условия труда и повышенную нагрузку при работе с пациентами с COVID-19, а также на дополнительные социальные гарантии в случае заражения коронавирусной инфекцией при исполнении трудовых (должностных) обязанностей.

На данные коммерческие медучреждения сейчас возложена большая нагрузка в связи с тем, что больницы, отведенные для лечения пациентов с коронавирусом, закрыты для посещения. Больницы, не отведенные под лечение таких пациентов, также функционируют в закрытом режиме.

Руководство большинства названных лечебных учреждений приняло решение об открытии сортировочных пунктов на базе консультативных поликлиник. Там базируются все специалисты, переносной аппарат УЗИ, рентген. Если у больного не повышена температура, его впускают в приемную терапии, хирургии и иных отделений для того, чтобы не была парализована работа по оказанию помощи пациентам с другими заболеваниями.

Однако в таких консультативных поликлиниках, как правило, отсутствуют дорогостоящие аппараты компьютерной томографии. Таким образом, очевидно, что вопрос о мерах государственной поддержки врачей-рентгенологов, операторов компьютерной томографии в коммерческих медучреждениях требует законодательной доработки.

В-третьих, согласно Указу Президента РФ от 6 мая 2020 г. № 313 право на получение единовременной выплаты увязано с наличием новой коронавирусной инфекции, подтвержденной лабораторными методами исследования. В соответствии с Методическими рекомендациями № МР 3.1.

0169-20 «Лабораторная диагностика COVID-19» (утвержденными Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека 30 марта 2020 г.) диагноз «COVID-19» устанавливается после лабораторного подтверждения на базе учреждений Роспотребнадзора.

При этом научно-исследовательские работы с возбудителем данной инфекции могут проводиться только в лабораториях, имеющих санитарно-эпидемиологическое заключение на работу с возбудителями инфекционных болезней человека II группы патогенности.


Материалом для лабораторных исследований являются:

  • респираторный материал для ПНР исследования (мазок из носоглотки и ротоглотки и мокрота (при наличии) и (или) эндотрахеальный аспират или бронхоальвеолярный лаваж);

  • сыворотка крови для серологического исследования (на 1-й и 14-й день);

  • для посмертной диагностики используют аутоптаты легких, трахеи и селезенки.

Для начала разберемся, как устроено тестирование на коронавирус в России.

2 марта 2020 г. ВОЗ обновила временное руководство по лабораторной диагностике заболевания, которое называется «коронавирусная болезнь 2021», или COVID-19 (Laboratory testing for 2021 novel coronavirus (2021-nCoV) in suspected human cases, interim guidance 19 march 2020/Publication). Согласно руководству ВОЗ анализы на вирус SARS-CoV-2 должны проводиться:

  • методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с обратной транскрипцией. Это самый точный метод, позволяющий обнаружить даже очень небольшое количество РНК вируса в биоматериале. Предпочтительно брать анализ из ротоглотки или носоглотки, потому что в кале и крови вирусов меньше;

  • в лаборатории с уровнем биологической безопасности 2 (BSL-2). Существуют четыре уровня безопасности. На первом требования минимальны, на четвертом – самые строгие в лабораториях.

11 февраля 2020 г. ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора получил регистрационное удостоверение № РЗН 2020/9677 на тест-систему «Вектор-ПЦРрв-2021-nCoV» методом ПЦР. Эта информация опубликована на сайте Роспотребнадзора. Согласно документу Роспотребнадзора «О требованиях к организации лабораторных исследований на новую коронавирусную инфекцию» проводить тест можно в лабораториях, имеющих лицензию на работу с возбудителями инфекционных заболеваний человека и животных II степени потенциальной опасности. Это соответствует уровню безопасности BSL-3.


Получается, что в России для работы с коронавирусом лаборатория должна иметь почти самый высокий уровень биологической безопасности, между тем большинство лабораторий имеют уровень безопасности BSL-2.

Трудно сравнить тест-систему «Вектор-ПЦРрв-2021-nCoV-RG» с зарубежными аналогами, поскольку мы не знаем состав реагентов. В связи с этим сложно даже примерно предположить, насколько этот тест точен и надежен.

Как сообщил Росздравнадзор, по состоянию на 14 апреля на территории РФ зарегистрированы и допущены к обращению 11 тест-систем для диагностики коронавируса. Все они прошли клинические испытания и подтвердили заявленные производителями характеристики чувствительности и специфичности.

При этом ведомство отмечало, что тесты и их результаты могут иметь погрешность из-за неправильной идентификации и процедуры сбора образца (мазка), нарушений в его обработке, транспортировке и хранении, тестирования за пределами диагностического окна. Прогностическая ценность теста зависит и от количества дней, прошедших с момента появления симптомов заболевания.

С зарегистрированными в России иностранными тест-системами (информация о них содержится на сайте Росздравнадзора – государственный реестр медицинских изделий и организаций (индивидуальных предпринимателей), осуществляющих производство и изготовление медицинских изделий), предназначенными для выявления генома вируса SARS-CoV-2, обычные лаборатории с уровнем биологической безопасности BSL-2 работать не вправе. То есть результаты, полученные в лаборатории Роспотребнадзора, перепроверить фактически негде.

При этом врачи ведущих специализированных медицинских учреждений России, где проходят лечение пациенты с COVID-19 (в частности, Д.Н. Проценко, С.Н. Авдеев), отмечают, а также их иностранные коллеги высказывают мнение о том, что зачастую лабораторные исследования демонстрируют ложноотрицательный, отрицательный результат у пациентов с COVID-19, и рекомендуют руководствоваться результатами компьютерной томографии грудной клетки.

Даже клинические показатели крови имеют разные характеристики у пациентов: у одних фиксируется лимфоцитопения, у других – тромбоцитопения и пр. Стоит отметить также, что не у всех инфицированных пациентов при ядерном обследовании (КТ) грудной клетки на снимке выявляются характерные для COVID-19 двусторонние инфильтраты в виде «матового стекла» или консолидации.

Зачастую диагностируется пневмония либо ее отсутствие (легкое течение болезни), но клинические проявления соответствуют COVID-19. Соответственно, очень много пациентов с коронавирусом фиксируются как пациенты с «внебольничной пневмонией» – диагноз выставляется по формальным требованиям.

Среди таких пациентов в том числе инфицированные сотрудники медучреждений, у которых ложноотрицательный или отрицательный результат лабораторных исследований, а при обследовании посредством КТ грудной клетки выявлено либо наличие пневмонии с характерным стекловидным инфильтратом или без такового, либо отсутствие пневмонии, но присутствуют респираторные проявления болезни.

Предлагаем ознакомиться  Детская удерживающая система ISOFIX - что это такое и в каких машинах есть

Каковы же итоги в связи с тем, что вирус новый и малоизученный, а у врачей нет единого стандарта по дифференциации диагноза? Как доказывать свою правоту сотрудникам поликлиник, которые фактически контактировали с инфицированными пациентами, проводили лечение людей, имеющих яркие клинические проявления, но получили ложноотрицательный или отрицательный лабораторный результат?

А сотрудникам медучреждений, заразившихся в результате контакта с людьми, у кого лабораторно COVID-19 не подтвержден, но клиническое течение болезни полностью соответствует картине данного заболевания? А медработникам, непосредственно не занимавшимся лечением пациентов с COVID-19, но выполнявшим их прямые профильные функции в больнице и заразившимся там, поскольку высока вероятность распространения инфекции в рамках медучреждения (госпитальная инфекция)?

Как быть при апелляции по поводу получения соответствующих надбавок к заработной плате и отказа органов здравоохранения в связи с указанием в выписке из медицинской карты стационарного больного (003/у) или медкарте больного, получающего помощь в амбулаторных условиях (025/у), диагноза «внебольничная пневмония» ввиду ложноотрицательных, отрицательных лабораторных исследований?

Как видим, вопрос о том, имеет ли право врач при постановке диагноза пациенту при наличии ложноотрицательного, отрицательного результата лабораторных исследований, но имеющего характерную для коронавируса картину течения заболевания, зафиксировать диагноз как COVID-19, четко не регламентирован.

Не породит ли это споры при выплатах, исходя из существующих законодательных регуляторов? Ведь, как указывалось, в связи с отсутствием единого медицинского стандарта остается открытым вопрос, кто и в соответствии с какими критериями уполномочен ставить подобный диагноз: лечащий врач, профильный врач-пульмонолог, лор-врач, специальная комиссия при медучреждении, где функционируют врачи, либо комиссия при минздраве региона?

Кто должен уполномочить подобных лиц и создать специализированные комиссии – все это не урегулированные законодательством проблемы. В данном аспекте сложности будут возникать при предъявлении работниками медучреждений требований о соответствующих выплатах как во внесудебном порядке, так и при судебном рассмотрении дел, так как соответствующей судебной практике еще только предстоит формироваться, а нормативные правовые акты в этой области имеют изъяны.

Весьма хаотично решается данный вопрос в разных регионах РФ. В частности, в Санкт-Петербурге утвержден состав Комиссии по анализу летальных исходов от гриппа и тяжелых форм других ОРВИ, в том числе COVID-19, в эпидемический сезон 2020–2021. Об этом сообщил Комитет по здравоохранению, по распоряжению которого эта комиссия создана.

Комиссия будет выдавать заключения после получения результатов патолого-анатомического исследования, для подготовки которого требуется не менее 7 дней. Комитет по здравоохранению в данный момент разрабатывает Порядок признания медработника пострадавшим вследствие оказания помощи пациентам, заболевшим COVID-19.

Условия предоставления медицинской организации средств на выплаты

Для получения специальной социальной выплаты организации направляют ежемесячно (не позднее 10-го рабочего дня после окончания отчетного месяца) в территориальный орган ФСС РФ по месту своего нахождения реестр работников, имеющих право на получение специальной социальной выплаты (далее — реестр).

Примечание: реестр в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью уполномоченного лица, направляется в ФГИС «Единая интегрированная информационная система «Соцстрах» ФСС РФ организацией с использованием информационных систем, применяемых организацией для автоматизации своей деятельности, либо с помощью программного обеспечения, предоставляемого ФСС РФ на безвозмездной основе, посредством внешних сервисов информационного взаимодействия.

Указанный реестр формируется с указанием сведений об организации (наименование, ИНН, КПП, ОГРН), периода, за который осуществляется специальная социальная выплата (календарный месяц), а также ряда сведений по каждому работнику (перечень сведений предусмотрен в п. 6 Правил № 1762):

Территориальный орган ФСС РФ осуществляет выплату путем перечисления средств на банковскую карту или счет работника (срок перечисления — 7 рабочих дней со дня получения реестра).

Обращаем внимание, что с 1 декабря 2020 года у медицинских (и иных) работников появится возможность получать уведомления о фактах перечисления им специальных социальных выплат посредством «Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)»(поручение об обеспечении такой возможности дано в ПП РФ № 1762 Минцифры России совместно с ФСС России).

Нормативная смена и итоговая сумма выплаты

Так, в соответствии с Правилами № 1762 нормативная смена определяется, как 1/5 продолжительности рабочего времени в неделю, установленной для соответствующей категории работников в организации в соответствии с законодательством РФ.

Специальная социальная выплата за календарный месяц рассчитывается как сумма специальных социальных выплат за фактическое число нормативных смен в календарном месяце.

Фактическое число нормативных смен в календарном месяце определяется путем деления суммарного отработанного времени по табелю учета рабочего времени за дни работы в соответствующем календарном месяце, в которые работник привлекался к оказанию (участию в оказании, обеспечению оказания) «ковидной» медицинской помощи, контактировал с пациентами с COVID-19 при выполнении должностных обязанностей, независимо от длительности контакта с пациентом в эти дни, на нормативную смену. Расчет ведется с округлением до десятой части числа нормативных смен.

Также в Правилах № 1762 установлено, что расчет специальной социальной выплаты по основной работе и при работе на условиях внешнего и внутреннего совместительства производится раздельно.

Кроме того, определено, что размер специальной социальной выплаты определяется с учетом размеров районных коэффициентов, коэффициентов за работу в пустынных и безводных местностях, коэффициентов за работу в высокогорных районах.

Как видно из представленного, разобраться в том, как именно должна быть рассчитана ежемесячная сумма выплаты непросто. Полагаем, что из буквального толкования представленных норм Правил № 1762 следует, что расчет суммы специальной социальной выплаты за календарный месяц необходимо осуществлять по следующей формуле:

Формула

*Сокращения:

  • ССВ за месяц– размер специальной социальной выплаты за календарный месяц;
  • ФЧНС в месяце— фактическое число нормативных смен в календарном месяце;
  • Сумма за 1 НС— размер выплаты за одну нормативную смену;
  • 1 НС– одна нормативная смена;
  • РВ в неделю– норматив рабочего времени в неделю, установленный для соответствующей категории работников в соответствии с законодательством РФ;
  • СОВ за дни работы— суммарно отработанное время по табелю учета рабочего времени за дни работы в соответствующем календарном месяце, в которые работник привлекался к «ковидным» работам/контактировал с «ковидными» пациентами.

С первого взгляда может показаться, что все просто и может быть легко рассчитано по представленной формуле.

Для примера произведем следующий расчет по данной формуле, исходя из следующих параметров:

  • в соответствии с ПП РФ № 1762 сумма выплаты за одну нормативную смену для врача, оказывающего специализированную медицинскую помощь пациентам с COVID-19 в стационарных условиях, составляет 3 880 руб.
  • недельная продолжительность рабочего времени такого врача в соответствии с законодательством составляет 39 часов;
  • врач за месяц отработал с «ковидными» пациентами полные 4 недели по 39 часов каждая (т.е. всего 156 рабочих часов в месяц).

В указанном случае:

1 НС = 7,8 (39/5)

ФЧНС в месяце = 20 (156/7,8)

Итого ССВ за месяц = 77 600 руб. (20 х 3 880)

Однако, к сожалению, мы, как и многие представители медицинского сообщества, опасаемся, что на практике ФЧНС в месяце может рассчитываться иначе, а именно, дополнительно делиться на 5, поскольку в Правилах № 1762 все-таки указано, что нормативная смена определяется, как 1/5 продолжительности рабочего времени в неделю, а значит, вероятно, законодатель хочет применять именно 1/5, а не всю сумму и в финальном расчете.

Кроме того, полагаем, что введение нового ПП РФ № 1762 взамен ПП РФ № 415 и 484 осуществлено, в первую очередь, для сокращения расходов на «ковидные» выплаты (а это дополнительно подтверждает логику 15 ФЧНС в финальных расчетах). Тем более, что период таких выплат установлен аж до конца 2021 года.

Если исходить из такой менее «радужной» позиции, то в случае приведенного примера ФЧНС в месяце будет составлять не 20, а всего 4 (20/5), а значит итоговая сумма выплаты будет так же в 5 раз меньше и составит всего 15 520 руб. (4 х 3 880).

В любом случае, полагаем, что предусмотренная ПП РФ № 1762 система расчета выплат требует незамедлительного уточнения или, как минимум, официальных разъяснений во избежание двусмысленных толкований и ущемления прав медицинских работников, как это происходило с ковидными выплатами в начале пандемии.

Отметим, что в соответствии с п. 8 ПП РФ № 1762 давать разъяснения по применению норм названного постановления должен Минтруд РФ по согласованию с Минздравом РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *