Кто такие присяжные заседатели

«смотрят на подсудимого как на человека»

Присяжным заседателем может стать дееспособный гражданин России от 25 до 65 лет, которого суд отобрал методом случайной выборки. Есть ряд ограничений: например, присяжными не могут быть люди с непогашенной судимостью, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере, а также представители некоторых профессий – священники, нотариусы, адвокаты, муниципальные депутаты, военнослужащие.

Присяжные заседатели рассматривают только уголовные дела: об убийствах, покушениях на судей и следователей, геноциде, контрабанде наркотиков и другие. Ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных должен сам подсудимый: выбор формы судопроизводства – его законное право.

«Люди, которые сомневаются в своей невиновности, не выбирают суд присяжных», – считает адвокат КамильБабасов. Его подзащитная – калининградский врач Элина Сушкевич, обвиняемая в убийстве недоношенного младенца – выбрала именно такую форму судопроизводства.

Присяжному не нужны специальные юридические знания – смысл суда присяжных в том, чтобы вердикт вынесли простые люди, опираясь на доводы сторон, свое милосердие и внутренние ощущения. Сторонам защиты и обвинения запрещено исследовать правовые вопросы и процессуальные документы в присутствии присяжных.

На время выполнения своего гражданского долга присяжный приравнивается к судье и охраняется законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Присяжный принимает присягу – клянется быть беспристрастным и «разрешать уголовное дело по своему внутреннему убеждению и совести». Задача присяжного – выслушать стороны обвинения и защиты и вынести вердикт, ответив на три вопроса:

  • Доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый? 
  • Доказано ли, что деяние совершил подсудимый? 
  • Виновен ли подсудимый в совершении этого преступления?

Как правило, коллегия присяжных заседателей оказывается милосерднее обычного судьи. По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2021 году суд присяжных вынес 17,3% оправдательных вердиктов против 0,3% оправдательных приговоров обычных судов.

«Люди, которых призывают на скамью присяжных, сильно отличаются от судей по своему опыту и психологии. Главное – они не должны обслуживать судебный конвейер, над ними не довлеют сроки, у них нет замыленного взгляда. Судья отписывает дела, а до правосудия у него руки не доходят.

По его словам, присяжные заседатели преимущественно милосердны, склонны копаться в доказательствах и очень опасаются осудить невиновного. «Они вообще смотрят на подсудимого как на человека, а не как на болванку для обработки», – отмечает Пашин.

Не бойтесь суда присяжных, и ваше упорство будет вознаграждено

Адвокат АП Ивановской области Олег Бибик в интервью «АГ» рассказал о конкретном деле, приговор по которому заставил его обратиться в Конституционный Суд РФ, и поделился своими соображениями относительно обжалования в высших судах решений, нарушающих конституционные права граждан.

– Олег Иванович, в конце прошлого года на сайте КС РФ было опубликовано определение от 25 ноября 2020 г. № 2634-О, позволяющее обвиняемым доказывать, что преступление совершили не они, а другие лица. Именно вы по просьбе своего доверителя писали текст жалобы в КС РФ. Расскажите, пожалуйста, предысторию этого дела.

– 27 февраля 2021 г. в состоянии комы был экстренно госпитализирован один из заключенных следственного изолятора г. Иваново. Врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму от воздействия тупого твердого предмета, отек мозга, нарушение кровообращения тяжелой степени. Через два месяца, так и не приходя в сознание, он скончался. В ходе расследования установили, что в тот февральский день он имел «беседы» с несколькими оперативными сотрудниками изолятора. Последним из них оказался Игорь Ерохин. По версии следствия, именно он дал заключенному пощечину, от которой тот якобы и ударился затылком о стену. Ерохину предъявили обвинение – ч. 4 ст. 111, п. «а, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Виновным себя он не признал.

В суде выяснились многочисленные обстоятельства, явно не укладывающиеся в рамки обвинения. Инициатором «беседы» с заключенным оказался совсем другой оперативник, который, уединившись со своей жертвой, очевидно, для лучшего взаимопонимания предварительно надел на него наручники и самовольно тайно вооружился резиновой палкой. По обращению защитников специалисты дали заключение, что смертельный удар был нанесен по голове, но совсем не в области затылка, и имел характерную линейную форму, которая отражала особенности травмирующего предмета. Много интересного об обстоятельствах получения травмы сообщили свидетели и сам подсудимый. Поэтому мы поддержали позицию нашего доверителя о совершении преступления при иных обстоятельствах и иным лицом, что вызвало явное неудовольствие обвинения и суда. Присяжные оправдали Ерохина.

Однако приговор опротестовали. Значительная доля апелляционного представления прокурора была посвящена именно теме незаконного воздействия на присяжных со стороны защитников и оправданного.

– Апелляционный и кассационный суды приняли решения не в пользу Вашего подзащитного со ссылкой на ч. 1 ст. 252 УПК РФ. Можете воспроизвести их аргументы и свои контрдоводы?

Предлагаем ознакомиться  Нумерация приказов в кадровом делопроизводстве - Юр-консультант

– Гособвинитель утверждал, что на протяжении всего процесса в нарушение положений ч. 1 ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства защита говорила о причастности к совершению преступления иных лиц и доводила до сведения присяжных информацию, направленную на формирование сомнений в наличии доказательств виновности Ерохина, и это якобы повлияло на объективность вынесенного вердикта.

Напрасно в апелляционной инстанции мы пытались объяснить судьям, что защита в принципе не может быть связана рамками обвинения, что мы не вправе занимать позицию, отличную от позиции нашего доверителя, и ссылались при этом на конституционно-правовое толкование ст. 252 УПК РФ, ранее данное в определении КС РФ от 29 сентября 2021г. № 1238-О-О. Оправдательный приговор все-таки был отменен.

Судебная коллегия пришла к выводу, что упомянутое мною определение касается только общих условий судебного разбирательства, а содержащиеся в гл. 42 УПК РФ процессуальные ограничения, касающиеся пределов судебного разбирательства и круга обстоятельств, подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, исключают возможность обсуждения в их присутствии вопроса о причастности к совершению преступления лица, не являющегося подсудимым по рассматриваемому уголовному делу. Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции также посчитал позицию апелляционной инстанции правильной и отказал в передаче нашей кассационной жалобы на рассмотрение суда кассационной инстанции.

После этого я решил, что точку в этом юридическом противостоянии способен поставить только Конституционный Суд РФ. Жалобу я подготовил от имени Игоря Ерохина.

– Почему суды назвали доводы в защиту обвиняемого незаконным воздействием на присяжных?

– Сегодня это самый типичный мотив, используемый прокуратурой и судом для обоснования отмены оправдательных приговоров, вынесенных на основании вердиктов коллегии присяжных заседателей.

Согласно ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор может быть отменен лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

На практике суду достаточно сделать совершенно голословный и бездоказательный вывод о том, что оказанное на присяжных воздействие является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и оно якобы повлияло на их беспристрастность, формирование их убеждения и содержание данных ими ответов. Это не что иное, как нарушение фундаментального принципа судопроизводства обоснованности и мотивированности судебных решений.

– Как долго пришлось ждать рассмотрения жалобы в КС РФ?

– Все произошло очень быстро. Уже через месяц было вынесено определение, а еще через месяц – 25 декабря судебное решение опубликовали на сайте суда. По этой причине я и посчитал его новогодним подарком.

– Формально КС РФ отказался принять жалобу Вашего подзащитного к рассмотрению. Почему же тогда это определение эксперты считают принятым в пользу заявителя?

– В практике Конституционного Суда РФ есть так называемые определения с позитивным содержанием. Они выносятся КС РФ в упрощенном порядке и содержат отказ в принятии обращения к рассмотрению, но в отличие от обычных «отказных» определений фактически по существу разрешают поставленный в жалобе вопрос. Поскольку нас изначально интересовало лишь конституционно-правовое толкование применения положений ст. 252 УПК РФ при рассмотрении дел судом присяжных и мы вовсе не рассчитывали обосновать несоответствие правовой нормы Конституции РФ, мы были полностью удовлетворены выраженной в определении позицией Конституционного Суда РФ. Она оказалась действительно категоричной и позитивной.

– Какие дальнейшие действия вы намерены предпринять, чтобы подтвердить невиновность Игоря Ерохина?

– Не секрет, что прокуратура испытывает панический ужас перед судом присяжных, а суды районного уровня еще не готовы к работе с коллегиями присяжных заседателей. Поэтому они дружно делают все, чтобы не допустить повторного оправдательного вердикта. Одной из традиционных форм такого противодействия является ходатайство обвинения о возврате уголовного дела якобы для соединения с другим делом. Задача – изменить в ходе дополнительного расследования обвинение таким образом, чтобы лишить обвиняемого шансов на суд присяжных. И не важно, что никаких законных оснований для принятия такого решения нет. Суды по инициативе прокурора охотно избавляются от дел, перспективой которых является оправдательный приговор.

Именно с таким противодействием мы и столкнулись по делу Игоря Ерохина. Сейчас мы пытаемся отстоять само его право на суд присяжных.

– Это было не первое Ваше обращение в КС РФ? Если были другие обращения, можете немного рассказать о них?

– Слишком вольное толкование правовых норм – к сожалению, особенность национального правоприменения. В немалой степени этому способствует расплывчатость и неконкретность самих норм уголовно-процессуального закона, перенасыщенных оценочными категориями. В связи с этим я неоднократно пытался добиться от Конституционного Суда РФ ясности в толковании отдельных положений уголовно-процессуального закона.

Предлагаем ознакомиться  Проводки по договору поручения - О налогах

В частности, я хотел бы напомнить определение от 11 мая 2021 г. № 647-О, вынесенное по моей личной жалобе на нарушение моих конституционных прав ст. 182 УПК РФ и ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Конституционный Суд РФ уклонился от оценки употребления в оспариваемой норме понятия достаточных данных, разрешив проведение обыска на основе лишь субъективного усмотрения следователя и судьи.

А вот в определении КС РФ от 26 ноября 2021 г. № 2805-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шарова Александра Вячеславовича на нарушение его конституционных прав пунктами 3 и 4 части четвертой статьи 47 УПК РФ» Конституционным Судом РФ было дано очень подробное, важное и полезное для адвокатов конституционно-правовое толкование права обвиняемого дать показания по делу, недопустимости произвольного отказа обвиняемому в реализации права.

– Вам приходилось обращаться и в Европейский суд по правам человека. По каким делам?

– Не считаю себя профи в этой области. Но будучи убежденным сторонником сражения до последнего патрона и пройдя все национальные судебные инстанции, не раз обращался в Европейский суд по правам человека. Были, конечно же, и положительные результаты. 22 февраля 2021 г. ЕСПЧ вынес по моей жалобе решение № 54214/14 «Болотников против России», поддержав мои доводы о провокации преступления оперативными сотрудниками полиции и констатировав нарушение ст. 6 Конвенции. Президиум Верховного Суда РФ согласился, что было нарушено право осужденного на справедливое судебное разбирательство, отменил приговор и освободил Болотникова из мест лишения свободы.

В минувшем году по прошествии пяти лет ЕСПЧ коммуницировал еще одну мою жалобу. Надеюсь, что она также получит положительную оценку международного правосудия.

– Как давно Вы ведете дела, рассматриваемые с участием присяжных? Как часто удавалось добиться оправдательного приговора?

– Ивановские адвокаты с судом присяжных познакомились одними из первых в стране еще в 1995 г. Именно в те годы суд присяжных поразил меня своими возможностями состязательности, которые были просто недоступны в традиционном суде, и сделал страстным поклонником этой формы осуществления правосудия. Никогда не увлекался статистикой и не готов назвать точные цифры, но думаю, что оправдательные вердикты присяжных мне приходилось выслушивать не менее чем по 90% дел.

Были примеры, когда приходилось добиваться отмены обвинительного приговора в Верховном Суде РФ, а потом там же отстаивать уже оправдательный приговор, постановленный при повторном рассмотрении дела судом присяжных.

В минувшем году большой резонанс получило решение суда присяжных по делу А. Грудистова, застрелившего в ходе конфликта азербайджанского парня и обвинявшегося в совершении умышленного убийства. В интернете можно найти массу информации об этой истории. Присяжные согласились с моими доводами, что роковой выстрел – случайное стечение обстоятельств, и подсудимый получил свободу прямо в зале суда. Можно понять, почему такой формально обвинительный приговор был воспринят в обществе как оправдательный.

– Что бы Вы могли посоветовать адвокатам, которые только начинают практику в суде присяжных?

– Прежде всего я хотел бы напомнить им библейскую мудрость «просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам». Не бойтесь суда присяжных, дерзайте, и ваше упорство будет вознаграждено. Учитесь излагать свою позицию доходчиво и понятно, образно и убедительно, будьте внимательны даже к мелочам. Забудьте адвокатские штампы и стремитесь к творчеству. Помните, что судебный процесс с коллегией присяжных заседателей – это театральный спектакль, и ваша роль в нем главная. А присяжные – та самая благодарная публика, которая вместо цветов и аплодисментов вознаградит ваш труд оправдательным вердиктом.

– Как Вы в принципе оцениваете практику суда с участием присяжных заседателей в РФ? Какими путями можно усовершенствовать ее?

– Сами результаты рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, на мой взгляд, не дают оснований только для негативной оценки. Доля оправдательных приговоров постепенно растет и сейчас близка к 30%. С каждым днем увеличивается число адвокатов, успешно познающих преимущества этого правового института.

Беспокойство вызывают двойные стандарты при рассмотрении приговоров, вынесенных судами с участием присяжных заседателей, в апелляционном порядке. Об этом свидетельствует существенное превышение количества отмененных оправдательных приговоров. К обвинительным приговорам вышестоящие суды проявляют явную снисходительность. Не может не тревожить и продолжающийся до сих пор саботаж предложения Президента РФ Владимира Путина о расширении подсудности судов присяжных, которое он сделал еще в 2021 г. Все это говорит о том, что в нашей стране значительные силы стремятся не к возрождению, а к вырождению судов присяжных.

Предлагаем ознакомиться  Ст. 1426 ГК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

Что касается практики, то она неизбежно будет совершенствоваться по мере ее расширения и обогащения. А адвокаты могли бы содействовать этому, используя свое право получить конституционно-правовое толкование наиболее принципиальных и сложных вопросов в Конституционном Суде РФ.

– Можете дать прогноз, как будет дальше развиваться суд присяжных? Его компетенция расширится или будет свернута до минимума?

– Она и сейчас практически близка к минимуму. Слишком велико сопротивление. Компромиссные и весьма ущербные изменения, вступившие в действие с 1 июня 2021 г., коснулись преимущественно организационных аспектов работы судов. Расширение применения института суда присяжных заседателей за счет таких экзотических и по существу не встречающихся на практике статей, как 277, 295, 317 и 357 УК РФ, можно смело считать профанацией. Хочется надеяться на продолжение реформы (при наличии политической воли) прежде всего в направлении реального расширения перечня составов преступлений, рассматриваемых судом присяжных, большей информированности присяжных об обстоятельствах дела, подлинной, а не мнимой состязательности обвинения и защиты. В Российской империи, например, с участием присяжных рассматривались дела по 410 составам Уложения о наказаниях, и никто не жаловался на обременительность суда присяжных для государственного бюджета. В идеале конституционное право на рассмотрение уголовного дела судом присяжных должно быть реализовано, как мне кажется, в отношении всех преступлений за исключением лишь преступлений небольшой тяжести.

Первое оправдание

Александр нередко выпивал и после этого вел себя неадекватно, рассказывает «Медиазоне» Елена Барабанщикова. Когда 31 марта она вернулась домой, он был пьян: «Я спросила, что произошло и зачем он снова начал пить. Саша мне рассказал, что виделся с детьми и бывшей женой, которая при встрече в очередной раз ему напомнила, что тот нигде не работает и почти не помогает своим ребятишкам деньгами. Как женщина я хорошо понимала позицию бывшей супруги, ведь, действительно, ей нужно было на что‐то содержать двоих детей».

Услышав упреки, вспоминает она, Александр начал кричать: «Да ты такая же, как и она! Все вы одинаковые!» — и в ярости на нее набросился. «Кулаками он меня до этого не бил, — рассказывает Елена, — но мог кинуть в меня чем-то, швырнуть об стену, [схватить] за волосы».

Она предполагает, что в тот день Александр бил и свою бывшую жену, но та в суде это не подтвердила. «Да и [раньше он] бывшую жену избивал, даже во время беременности. Она ночью уезжала и ночевала у подруг. И все это знают, в том числе и его мать, поэтому, когда на суде они говорили обратное, было больно», — признается Елена.

Когда в тот вечер супруг впервые набросился на нее с кулаками, она схватила кухонный нож: «Для защиты я взяла нож и начала им отмахиваться. Саша схватил меня сзади и начал силой загибать нож к моему животу. Я закричала и умоляла его остановиться. После этого он успокоился и отпустил меня, сказав, чтобы я собирала вещи и уходила из квартиры».

Елена говорит, что оделась и уже дошла до двери, но вернулась, когда вспомнила о забытом паспорте: «В этот момент он снова начал на меня набрасываться. Я схватила другой нож и опять начала защищаться. Саша повалил меня на пол, но я смогла вскочить, отойти к стенке, нож прижала к себе.

В суде, говорит Барабанщикова, обвинение настаивало, что ее рассказ противоречит выводам судмедэксперта и что если бы она говорила правду, нож бы воткнулся на три сантиметра ниже. «Сначала я не поняла, как так может быть, — признается Елена. — Потом вспомнила, что раньше Саша занимался хоккеем, и походка у него была немного на полусогнутых ногах. В пьяном виде эта привычка у него только усиливалась. В подтверждение этому у меня были видео».

На видео она иногда записывала пьяного Александра, чтобы показать ему позже — по словам Елены, посмотрев одну из записей, муж на некоторое время перестал пить и даже записался в любительскую футбольную команду: «У меня всегда была надежда, что он перестанет пить.

Адвокат Рафаэль Нуруллин говорит, что в суде было важно показать присяжным отсутствие у подсудимой умысла на убийство — об этом свидетельствовали и хорошие в целом отношения между Александром и Еленой, и попытки помочь раненому, и адресованные соседям просьбы вызвать скорую.

После оправдательного вердикта ее выпустили из СИЗО, где она провела полгода и, по словам Елены, встретила немало женщин с похожими историями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *